Sep. 20th, 2017

altay_birder: (Default)
Вот скажите мне, какое отношение имеет Мартин Лютер (тот самый, именем которого названо одно из протестантских течений в христианстве) и этот алтайский бурундук? 



А у меня есть личная ниточка, хоть и несколько витиеватая.
Уже много лет назад судьба свела меня с Александром Ракком. Свела по бизнес-делам. Алмаатинский немец, ещё в 70-е годы прошлого уже века уехавший в молодом возрасте через Эстонию в ФРГ, имел там свой бизнес, а также выступал посредником между бывшими соотечественниками и коренными бюргерами. 
Человек был исключительно контактный, мы быстро подружились, периодически бывали в гостях друг у друга уже и не по деловым поводам. Жил он в живописной деревушке в Шварцвальде, но мы путешествовали с ним достаточно далеко, доезжая до самого севера Германии, много разговаривали на разные темы, т.к. человек он был весьма разносторонних интересов и познаний. И при этом - убеждённый лютеранин. Про Лютера мы много говорили, вернее, он мне рассказывал. Даже побывали на его родине. Но это были не беседы о боге, религии и церкви, а скорее о мироощущении, реформаторстве и общинности. Мне эти вопросы были любопытны (да и сейчас тоже). Приезжая в Барнаул, кроме прочего, он посещал местный лютеранский приход (в коем я до сих пор ни разу не побывал). Я пишу об Александре в прошедшем времени, т.к., к сожалению, он уже как несколько лет покинул этот мир.

Далее, по прошествии нескольких лет, случилась у меня знакомство с Александром Францем, пастором Алтайского прихода лютеранской церкви (вообще, его "должность" звучит как пастор в Евангелическо-лютеранская церковь Аугсбургского исповедания России). Познакомился я с ним не в церкви, не пугайтесь. Дело в том, что лютеранский приход в Барнауле, хоть и является одним из старейших в России (этот узелок появится чуть позже), весьма скромен, поэтому служение Александра - это волонтерство в чистом виде, а на жизнь он, будучи дипломированным историком, зарабатывает товарным бренднеймингом и сопутствующими услугами. Но разговорились мы с ним не об этом, а именно об истории. Вернее, даже об истории лютеранства в становлении барнаульской общины и её влиянии на историю города, Алтая и Сибири. Например о том, что первый лютеранский пастор, Иоганн Готлиб Леубе, приехавший на Алтай в 1751 году, отслужив два контрактных срока (а тогда заключались именно контракты), решил остаться здесь горным инженером, потом преподавал латынь, немецкий язык, металлургию и даже служил начальником Змеиногорского рудника. А вот второй пастор - Эрик Густавович Лаксман - не столь усердно занимался своей паствой в Барнауле, но зато объехал огромную территорию от Северо-Восточного Казахстана до Байкала, "прикрываясь" служением удалённым единоверцам, а на деле коллектируя образцы флоры и фауны. Был Лаксман человеком широкого кругозора, состоял в переписке с Линнем (даже получал от того просьбы по коллектированию), изучал минералогию, был изобретателем и, изобретя новый способ изготовления стекла, стал промышленником в Иркутске. Да много чего интересного ещё было с этими непоседливыми пасторами. В конце беседы Александр немного посетовал на то, что новые прихожане появляются редко, но вот был случай, когда несколько лет назад у него в приходе периодически появлялся мужчина, который скромно сидел на задних рядах. И, когда он поинтересовался, оказалось, что это лютеранин, который живёт в Германии, но, появляясь в Барнауле, обязательно ходит на службу. Звали того человека тоже Александр, и что-то он давно не появлялся...

Имя второго алтайского пастора Лаксмана неожиданно всплыло в начале этого года: гуру и корифей алтайской спелеологии Вадим Константинович Вистингаузен напомнил, что 250 лет назад Эрик Лаксман поднялся на алтайские горы с целью определения высоты горы с помощью барометрического давления. По сути, это первое описанное восхождение на алтайские горы с научной целью. Сделанное служителем культа. В итоге, этому событию у нас было посвящено несколько мероприятий. Но они уже прошли, поэтому сейчас вот о чём.
Есть два мнения о том, куда именно поднимался Лаксман. Сторонники первого утверждают, что это было восхождение на Синюю сопку - ныне гора Синюха в Колыванском районе. Одновременно утверждается, что Лаксман не мог сделать это (да и ни разу не бывал) на Тигирецком хребте. Другие (к коим и я принадлежу), считают, что Лаксман поднимался на гору Разработную, что находится рядом с селом Тигирек и по которой сегодня проходит граница одного из участков Тигирекского заповедника (заметьте, правильно писать именно Тирирецкий хребет, но Тигирекский заповедник).
Так вот, у нас появилось ещё одно косвенное доказательство того, что Лаксман был именно на Тигирецком хребте. Эту ниточку нащупал Денис Соломахин, он же представит свою версию "расследования" завтра в Краевой библиотеке им.Шишкова (начало в 17:30).

Можно было бы на этом и закончить, но вот внимательный читатель спросит: "А при чём тут бурундук?" А бурундук имеет к этой теме непосредственное отношение - этот зверёк был впервые описан именно Лаксманом, и его полное "номенклатурное" наименование Tamias sibiricus Laxmann, 1769. Немного приоткрою "тайну": именно за ниточку видов, описанных Лаксманом, и потянул Денис. 
Короче, приходите, будет интересный рассказ увлечённого этой темой специалиста.

Profile

altay_birder: (Default)
altay_birder

October 2017

S M T W T F S
1234567
891011121314
1516171819 2021
22232425262728
293031    

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Oct. 24th, 2017 09:21 am
Powered by Dreamwidth Studios