altay_birder: (Default)
Вот скажите мне, какое отношение имеет Мартин Лютер (тот самый, именем которого названо одно из протестантских течений в христианстве) и этот алтайский бурундук? 



А у меня есть личная ниточка, хоть и несколько витиеватая.
Уже много лет назад судьба свела меня с Александром Ракком. Свела по бизнес-делам. Алмаатинский немец, ещё в 70-е годы прошлого уже века уехавший в молодом возрасте через Эстонию в ФРГ, имел там свой бизнес, а также выступал посредником между бывшими соотечественниками и коренными бюргерами. 
Человек был исключительно контактный, мы быстро подружились, периодически бывали в гостях друг у друга уже и не по деловым поводам. Жил он в живописной деревушке в Шварцвальде, но мы путешествовали с ним достаточно далеко, доезжая до самого севера Германии, много разговаривали на разные темы, т.к. человек он был весьма разносторонних интересов и познаний. И при этом - убеждённый лютеранин. Про Лютера мы много говорили, вернее, он мне рассказывал. Даже побывали на его родине. Но это были не беседы о боге, религии и церкви, а скорее о мироощущении, реформаторстве и общинности. Мне эти вопросы были любопытны (да и сейчас тоже). Приезжая в Барнаул, кроме прочего, он посещал местный лютеранский приход (в коем я до сих пор ни разу не побывал). Я пишу об Александре в прошедшем времени, т.к., к сожалению, он уже как несколько лет покинул этот мир.

Далее, по прошествии нескольких лет, случилась у меня знакомство с Александром Францем, пастором Алтайского прихода лютеранской церкви (вообще, его "должность" звучит как пастор в Евангелическо-лютеранская церковь Аугсбургского исповедания России). Познакомился я с ним не в церкви, не пугайтесь. Дело в том, что лютеранский приход в Барнауле, хоть и является одним из старейших в России (этот узелок появится чуть позже), весьма скромен, поэтому служение Александра - это волонтерство в чистом виде, а на жизнь он, будучи дипломированным историком, зарабатывает товарным бренднеймингом и сопутствующими услугами. Но разговорились мы с ним не об этом, а именно об истории. Вернее, даже об истории лютеранства в становлении барнаульской общины и её влиянии на историю города, Алтая и Сибири. Например о том, что первый лютеранский пастор, Иоганн Готлиб Леубе, приехавший на Алтай в 1751 году, отслужив два контрактных срока (а тогда заключались именно контракты), решил остаться здесь горным инженером, потом преподавал латынь, немецкий язык, металлургию и даже служил начальником Змеиногорского рудника. А вот второй пастор - Эрик Густавович Лаксман - не столь усердно занимался своей паствой в Барнауле, но зато объехал огромную территорию от Северо-Восточного Казахстана до Байкала, "прикрываясь" служением удалённым единоверцам, а на деле коллектируя образцы флоры и фауны. Был Лаксман человеком широкого кругозора, состоял в переписке с Линнем (даже получал от того просьбы по коллектированию), изучал минералогию, был изобретателем и, изобретя новый способ изготовления стекла, стал промышленником в Иркутске. Да много чего интересного ещё было с этими непоседливыми пасторами. В конце беседы Александр немного посетовал на то, что новые прихожане появляются редко, но вот был случай, когда несколько лет назад у него в приходе периодически появлялся мужчина, который скромно сидел на задних рядах. И, когда он поинтересовался, оказалось, что это лютеранин, который живёт в Германии, но, появляясь в Барнауле, обязательно ходит на службу. Звали того человека тоже Александр, и что-то он давно не появлялся...

Имя второго алтайского пастора Лаксмана неожиданно всплыло в начале этого года: гуру и корифей алтайской спелеологии Вадим Константинович Вистингаузен напомнил, что 250 лет назад Эрик Лаксман поднялся на алтайские горы с целью определения высоты горы с помощью барометрического давления. По сути, это первое описанное восхождение на алтайские горы с научной целью. Сделанное служителем культа. В итоге, этому событию у нас было посвящено несколько мероприятий. Но они уже прошли, поэтому сейчас вот о чём.
Есть два мнения о том, куда именно поднимался Лаксман. Сторонники первого утверждают, что это было восхождение на Синюю сопку - ныне гора Синюха в Колыванском районе. Одновременно утверждается, что Лаксман не мог сделать это (да и ни разу не бывал) на Тигирецком хребте. Другие (к коим и я принадлежу), считают, что Лаксман поднимался на гору Разработную, что находится рядом с селом Тигирек и по которой сегодня проходит граница одного из участков Тигирекского заповедника (заметьте, правильно писать именно Тирирецкий хребет, но Тигирекский заповедник).
Так вот, у нас появилось ещё одно косвенное доказательство того, что Лаксман был именно на Тигирецком хребте. Эту ниточку нащупал Денис Соломахин, он же представит свою версию "расследования" завтра в Краевой библиотеке им.Шишкова (начало в 17:30).

Можно было бы на этом и закончить, но вот внимательный читатель спросит: "А при чём тут бурундук?" А бурундук имеет к этой теме непосредственное отношение - этот зверёк был впервые описан именно Лаксманом, и его полное "номенклатурное" наименование Tamias sibiricus Laxmann, 1769. Немного приоткрою "тайну": именно за ниточку видов, описанных Лаксманом, и потянул Денис. 
Короче, приходите, будет интересный рассказ увлечённого этой темой специалиста.

altay_birder: (Default)
Меня тут периодически спрашивают: "А где-же маралы?".

Маралы есть, вот подтверждение с фотоловушки из Тигирекского заповедника.




Совсем нет времени ехать их снимать, тем более, что и фотоловушки неплохо справляются.

В конце сентября поеду туда установить дополнительные фотоловушки, чтобы снимали разные ракурсы. 
Кстати, на этом солонце стоит скрадок. Вернее - простаивает: редко кто в него присаживается.

Да, на дату не смотрите, был сбой после разрядки аккумуляторов. Это середина октября.
Как будет время, разберу все видео и может что-то смонтируем - есть неплохие сюжеты.
altay_birder: (Default)
   У Тигирекского заповедника есть официальный символ - силуэт летучей мыши, как-бы повторяющий контур Тигирецкого хребта.
   А есть неофициальный, более узнаваемый - гора Шляпная.




***

5:15 утра. Мы подорвались по июньской привычке рано, в 4:30, но ещё лишь забрезжило небо на востоке. Но мы даже не видели этого: густой туман укутал кордон заповедника. До Шляпной - рукой подать, но мы всё-же немного заблудились уже на Тигирекской поляне - туман прячет всё, что дальше пяти метров, а перед фарами вообще встаёт слепящая стена...
Вдоль дороги в селе лежат коровы, меланхолично дожёвывающие вчерашнюю жвачку, заснув перед рассветом, стоит большой табун лошадей: с тёмных затучневших боков кобыл скатываются капли росы...
У Шляпной тишина. Про такую говорят - мёртвая. Но здесь тишина живая, только укутанная туманом. Вся долина Большого Тигирека и, туда дальше, долина Ини, где река делает крутой поворот у Тигирека - всё укутано густым туманом.

Мы поднимаемся выше по крутому склону Драгунского, пытаясь выползти из этой сырости и серости. Травы в этом году не столь высоки, но сапоги не помогают: штаны промокают сначала выше колена, а потом чуть-ли не по пояс. Туман пытается ползти за нами, цепляется за кусты татарской жимолости и колючего шиповника, но в какой-то момент отпускает нас...

***

6:00. Из-за дальних отрогов встаёт солнце, выползает на безоблачное небо, предвещая жаркий день. Теперь хорошо видно, как в глубине долины ещё пока неохотно перекатываются волны тумана: зарождаясь от скатывающегося с Разработной холодного воздуха (снежники в этом году там велики, как никогда), они текут в нашу сторону, накатывают-ползут по склонам, порой перехлёстывая в соседние ложбинки.






Уже через 15 минут солнце начинает припекать спину. И не только спину, но и макушки ближайших холмов, прорисовывая детали. Туман оживает, начинает расползаться в разные стороны, рвётся и поднимается выше. Кажется, что это Шляпная там внизу, не выспавшись за короткую летнюю ночь, ворочается, натягивает на себя пелену тумана, дабы спрятаться от ярких лучей последних дней июля...








***

Многие из вас слышали про бёрдвотчинг. Может кто-то про вэйлвотчинг, баттерфлай- или даже дрэгонфлайфотчинг. Может кому-то приходилось участвовать в сессиях сансетвотчеров. И у каждого из этих увлечений есть культовые места.
Так вот, уверяю вас: хоть нас, фогвотчеров не так уж и много, но Тигирек - культовое место для многих из нас. Человек пяти-шести - точно.
И это ещё не сентябрь!

PS Не подумайте, что я изменил бёрдвотчингу с фогвотчингом: просто птички очень не любят утреннюю сырость. :)

PPS Ещё немного квадратных фото есть у меня в Инстаграм.
altay_birder: (Default)
Есть у меня такая традиция: перед НГ я передаю фотографии только тем, кто не может за них заплатить, т.е. всяким бюджетным и некоммерческим организациям.

Сегодня отправил очередную пачку. Некоторые мне не очень нравятся, но это лишь повод побывать ещё в знакомых местах, например, в Тигирекском заповеднике, например, следующей осенью.


По клику большой.


А вы уже готовите подарки на НГ?


altay_birder: (Default)
Сегодня просто несколько картинок осеннего Тигирека.

Хотя нет, расскажу всё-же немного. Это вид с горки над Пасечным логом, про который я недавно рассказывал. Я сижу на меловом останце, которому от 100 до 300 миллионов лет. Вдумайтесь - от 100 до 300 миллионов лет назад это было дно моря, и здесь уже кипела жизнь.



Справа от меня долина Большого Тигирека, впереди чуть левее - остатки некогда большой деревни Тигирек и кордон заповедника. Правее деревни торчит небольшая облесённая горка, именуемая Чайной. Это с нашего ракурса она облесённая, а с восточной стороны она лысоватая, с выходами скал, на которых много чая-бадана (немало таких баданоносных горок в предгорьях именуются Чайными). А далее, забирая вправо, уходит долина Ини, которая начинается на вон тех, тающих в дымке, вершинах Коргонского хребта. Интересно, что Иня идёт по разлому плит (как и многие реки): правый берег - это осадки мелового периода, а левый - базальты. В т.ч. поэтому правый берег - это остепнённые склоны, местами зарастающие сосняком и лиственницей, а левый - тёмнохвойная тайга.
Ну вот, теперь вы немного представляете, что такое Тигирек.

Читать и смотреть дальше... )

Баба.

Oct. 3rd, 2016 07:12 pm
altay_birder: (Default)
Далеко-далеко, на одинокой вершине Тигирека, взобравшись выше тёмного пихтача, сидит Баба, смотрит вслед уходящему Солнцу.
Клубятся тучи за спиной Бабы, наливаются закатным свинцом, но перед её взором ещё светлеет небо и светятся надеждой облака.
Держит Баба на руках ребёнка, запеленав его в плотную рогожку и положив этот свёрток на массивные колени; но не шевелится он: жив-ли? Может лишь уснул крепким сытым сном? Это она напевает ему унылую песню или это лишь шум ветра в осеннем лесу?
Гордо держит голову Баба, да стекают росой слёзы по её окаменевшим скулам, устремляются вниз говорливым ручьём, который так и кличут - Бабий ключ. Ох и ледяная вода в нём. И не пересыхает он никогда...
Осыпается осеннее золото в лесу, знобящий туман поднимается вверх по ущелью, сединой первого инея светится в закате непокрытая голова Бабы...



Обидно, что не дожила до наших дней ни одна быль про эту Бабу (ни от белых калмыков, ни от староверов-каменщиков, ни от казаков), а ведь какой душещипательной она могла быть, ведь так? ;)


altay_birder: (Default)
Она притрусила с ближайшей пасеки, что находилась в логу неподалёку. Пасека стояла там издавна, поэтому и лог, и пещера над ним незатейливо назывались Пасечными. Вообще, она пришла не к нам - мы тихо сидели на пригорке и ждали первых лучей солнца над долиной Большого Тигирека, а внизу, под пригорком, яростно матерясь на всю долину, тигирекская чета пыталась сгуртовать ублудивших ночью далеко от деревни коров.
Она, видимо, бежала проверить, что происходит, но выскочила на нас. Тявкнула на нас для острастки, пытаясь делать это басовито. Тявкнула и замерла, ожидая реакции. Я свистнул, и она свернула хвост колечком - успокоилась. И неспеша, обходя кусты, мокрые от росы (не стряхнуть бы капли на холку), стала приближаться. Ткнулась носом в штаны, дала похлопать себя по боку и потрепать холку. Без лишних эмоций и с достоинством: молодая совсем, но с гонором.



Читать и смотреть дальше... )


altay_birder: (Default)
Это было утро осеннего равноденствия - убывающий день сравнялся с прибывающей ночью: хрупкое равновесие всего на один день. Или одну ночь: на следующие сутки тьмы станет больше, чем света. Хотя, в горах это всё условно - здесь день всегда короче, чем на широкой равнине.

Осеннее равноденствие теплее весеннего. Это убаюкивающая, завлекающая теплота: не хочется думать, что уже через пару недель полетит первая снежная крупа.

Осеннее равноденствие - время неспешности: можно встать задолго до рассвета, спокойно попить чайку и топать по утреннему сумраку на точку. Так и начался этот день: обжигающий чай на веранде, окутанной туманом, а потом недолгая дорога по росной траве и кустам в подножию Чайной, где мы планировали встретить рассвет.

Туман был не такой густой, но высокий: висел над Чайной так, что даже верхушка горы не пробивалась сквозь него. Было видно, что где-то там, наверху, накатывали и откатывали его волны: то становилось светлее, то совсем темнота наступала.



Читать и смотреть дальше... )


altay_birder: (Default)
Червонным золотом стекают холодные утренние туманы вниз по Большому Тигиреку в Иню, ложатся над перекатами, приглушают их говор...
Зябко и немного тревожно по утрам - осень правит миром. От влажных камней пахнет мхом и пожухлой травой, прохладная туманная взвесь, касаясь лица, летит то вверх, то вниз...
Тихо. До кордона заповедника отсюда около 5 километров, его звуки сквозь туман почти не слышны, лишь изредка пробьется петушиный крик или надсадное мычание. Да ещё над головами изредка пролетают на запад небольшие птичьи стайки: по тситканью можно узнать коньков, а по цвирканью - овсянок. Пока не спеша летят, не кучно - эта осень ещё щедра теплом.
Время замерло. Неспешно встает солнце, волны тумана то накатывают на склоны холмов, то скатываются вниз, к отросшей отаве покосов, и тогда слышится оттуда бормотание тетеревов, не такое яростное, как по весне...
Это осень - время созерцания и умиротворения. Хоть немного зябко и тревожно на душе.




altay_birder: (Default)
Сейчас то самое время, когда в густом холодном тумане глухо ревут маралы, вызывая соперников на бой.



Поехал в Тигирек послушать и посмотреть, а заодно и подышать уходящей осенью: там, в горах, уже скоро ляжет первый снег.


altay_birder: (Default)
Пока все рассказывают о "Дикой природе России", я расскажу об итогах Первого национального конкурса «Фотоловушка 2015″, которые были вчера подведены.

Победителем признано вот это фото, сделанное фотоловушкой в Тигирекском заповеднике.



Выбор очень красивый: были и медведи, и снежные барсы, и улары, и крупные копытные - да вообще, чего только там не было, но победила вот такая бытовая сценка. На самом деле, этот кадр о многом рассказывает: о бобрах, которые строят здесь нетипичные гигантские домики, о том, как эти бобры даже в низкогорьях создают условия для гнездования речных уток, о недавно шедших дождях (вода мутная) и свежем снеге в горах...
Да и вообще картинка хорошая, добрая и многоплановая.

Вручение призов будет в рамках "Первозданной России", Павел Голяков, директор заповедника обещал там быть. Может заодно расскажет и про небольшой кусочек "Живой природы Алтая", который устроители любезно разместили на Первозданной. Хотя, как ни крути, какая Первозданная Россия без природы Алтая. :)
altay_birder: (Default)
В каком-то смысле это продолжение вчерашней темы: где-то далеко, в охранной зоне Тигирекского заповедника, скучает уже второй скрадок. Всё вокруг истоптано маралами и косулями, которые всего за неделю привыкли к этому сооружению. Ждёт скрадок желающих поморозить сопли ради кадров дикого зверя.
Может кто-то готов стать первым? :)



Вы также можете читать эту запись в стиле Вашего блога.
altay_birder: (Default)


Наши реки бедны водой, в наши окна не видно дня,
Наше утро похоже на ночь, ну, а ночь - для меня…
Глядя в жидкое зеркало луж, на часы, что полвека стоят,
На до дыр зацелованный флаг, я полцарства отдам за коня.

Играй, невеселая песня моя...


В.Цой



А я вот слезу со своего конька и, сидя у перепутного камня, расскажу вам печальную историю на сон грядущий.



Read more... )


Вы также можете читать эту запись в стиле Вашего блога.
altay_birder: (Default)
С Андреем Иннокентьевичем Кривошапкиным (тут без отчества никак - доктор наук всё-таки) мы познакомились летом в археологическом лагере, что уже много лет работает на берегу Ини прямо под пещерой Страшнóй.
Времени, к сожалению, было мало - солнце уже клонилось к зениту, да и день у нас, и у археологов был насыщенный, так что поговорить особо толком не удалось, но он успел нарассказывать много интересного. Например, как по найденным в пещере Страшнóй премолярам удалось установить, что принадлежали они человеку андроновской культуры (а были это люди рослые и крепкие), но побывавшим в желудке пещерной гиены (только у них желудочный сок разъедает эмаль). Но, скорее всего, он был не жертвой гиен, а те раскопали его могилу. Или ещё чего можно напридумывать. :)

И были ещё истории (от захороненного в пещере белогвардейца до медведей, что ходят по логу и делят его с археологами), но сейчас не об этом, а о свежей статье в The Siberian Times о совсем свежих находках в этом месте: две находки костей позволяют отодвинуть горизонт заселения этой пещеры до 50.000 лет назад (!).

Такие вот пироги, вернее, костяшки. Нужно сказать, что исследуют пещеры эти давно, со времен Симона Палласа. В прежние времена - достаточно грубо и поверхностно. А в настоящее время - тщательно, но немногие: известную на весь мир Денисову, менее известную (пока), но с отличными историями - Страшнýю, да ещё пару-тройку. Но пещер таких - тьма тьмущая. Так что находки ещё будут.



Вид из пещеры Пасечной на долину Большого Тигирека.

В довесок - ещё одна свежая статья: Наталия Рудая рассказывает о реконструкции среды обитания примерно в это же время примерно в этих же местах. Если точнее, то речь идёт о пещере Чагырской. К слову: помните, почему она так называется?

Вот в таких интересных местах мы живём.

Вы также можете читать эту запись в стиле Вашего блога.
altay_birder: (Default)
Как я понял по предыдущим постам, читать вам, дорогие френды, не очень интересно, поэтому вот вам просто куча картинок из последней поездки. В хронологическом порядке.



Смотреть дальше... )

Вы также можете читать эту запись в стиле Вашего блога.
altay_birder: (Default)
Им суждено было родиться в этом суровом краю, на грани ветреного хребта и снежника, который холодил округу и растягивал весну до самой осени. Хотя, чего там особо растягивать, когда от последнего до первого снега месяца три, не больше...

Где-то совсем рядом ещё шуршала листьями золотая осень, а тут, на семи ветрах и под огромным небом, на свежем снегу оставил след марал, выходивший на гребень. Марал ревел - гон в самом разгаре, а с гребня далеко слышно...

Зеленая цепочка следов на белом снегу - луговая трава не успела перезреть до желтизны. А один отпечаток чёрный: наступил марал на свежий выброс алтайского цокора - кротовину. Цокоры не спят, отъедаются - осенние корневища сытные, крахмалистые. Скоро для этих слепушат-грызунов наступят тяжёлые времена - придётся им уползать туда, где под толстым слоем надуваемого снега не замерзает почва. А порой придётся прокладывать туннели и прямо в толще снега. Поэтому и спешат цокоры, подъедают что можно там, где грунт скоро станет как камень на многие месяцы...

В тот день, когда выпал первый снег, полетели под маленькими парусами по его поверхности семена пихты. Это яблоко от яблони далеко не укатится, а вот семечко пихты, если найдёт ветер на гребне - ищи-свищи его, далеко унесётся...

Надувает семена в следы маральи на снегу, присыпает сверху колючей крупой снежной. Те, что промчались мимо вмятин от копыт, катятся вниз, в распадок, где и без них много желающих подставить проростки под солнце. Может одному из миллиона и повезёт, найдётся для него солнечный лучик, схватится он за почву, будет потом год за годом нащупывать сквозь лесной полог своё место под солнцем...

Те, что задержались в зеленых следах - обречены, не прорасти им сквозь плотную луговую дернину, как ни пытайся. А вот те несколько, что легли в чёрный след, в свежевспаханную цокором делянку - счастливчики. Хотя...

Пихта в молодости не любит прямого солнца, нужен ей какой-то полог, не слишком густой, но чтобы и тень была, и влага. Если повезёт да не затянет дерниной цокориный холмик, то года за три молодые пихточки встанут тут дружной семейкой, начнут толкаться колючими ветками на ветру, спешить, кто кого перегонит, кому больше солнца достанется...

Но не любит Дед-Тигирек выскочек скороспелых - задует зимой так, что сохнет хвоя на молоденьких мутовках. Как больно просыпаться весной: весь ствол идёт смоляными слёзами по морозобойным трещинкам. А соседки не дремлют, тоже что есть сил гонят соки вверх, к солнцу. Но и им уготована та же участь...

Так и живут год за годом: стелются, прячут зимой под снегом нижние скелетные ветки, копят силу, чтобы погнать её весной вверх, в подсыхающую каждую зиму макушку. Мучаются, болеют, но не сдаются, вроде надеются на что-то.
Всё гуще нижние ветви, всё больше снега прячут зимой под собой пихточки, не дают ветру сдуть его в распадок. Уже тут и новое поколение пихточек проросло под тенью этих ветвей, разрастается куртинка во все стороны: не даёт Дед-Тигирек вверх расти - будем расползаться в стороны!

Не один десяток лет нужен, чтобы выросла такая куртинка из пихты или кедра: посчитал я мутовки у кедра (у него проще, чем у пихты), получилось, что кедру высотой около двух с половиной метров уже почти 40 лет. Пять-шесть сантиметров в год вверх и столько же в стороны. Совсем не быстро...
И вот думаешь - повезло ли, что попали в маралий след?

Шансов пустить на ветер свои семена-крылатки у них нет - слишком изуродованы у них вершины, не выживут плодовые почки, сколько их ни закладывай на скрюченных однолетних побегах...

Но вдруг в какой-то год повезёт, вдруг отвлечётся Дед-Тигирек на другие дела, а то и уснёт зимой? Не молод он уже, да и просторов-забот у него немало. Вдруг им повезёт?
Может и встанет когда-нибудь стена частокольного леса по гребню - коряжистого и густого, чтобы если и не на самом гребне, то чуть ниже по склону пошла настоящая темнохвойная тайга.
Мы-то поживём, но не увидим, да внуки поди расскажут.




Рассматривайте это как черновой набросок текста, некогда его сейчас прилизывать.

Вы также можете читать эту запись в стиле Вашего блога.

altay_birder: (Default)
Потянуло меня чего-то на краеведение - может люди попадаются всё больше любопытные и задающие правильные вопросы, а может быть и потому, что надоело читать копипасты интернетовские.

Сегодня про траву, на которой всяк, залезший на мало-мальскую горку на Алтае, хоть раз да поскользнулся - про бадан. Тем более, что подвернулась подходящая фотография в подходящем месте.



Бадан толстолистный (Bergénia crassifólia)

Читать и смотреть дальше... )

Вы также можете читать эту запись в стиле Вашего блога.
altay_birder: (Default)
Маршрут от Тигирека до Разработной пройден ногами: около 70 км по горам за 3 дня. Местами по тропе, а местами и без неё.
Давненько я так активно не передвигался.
В кармане привезены маленькие камешки берилла и розового кварца. И, как обычно, множество положительных эмоций.

Спасибо за соучастие Нине Бредихиной, Александру Баженову и Дмитрию Старостенкову.



Вид с цирка Разработной (1.961 м) по долине Малого Тигирека в долину Ини.

Иллюстрированные подробности чуть позже.

На всякий случай напоминаю, что 11-14 сентября в Тигирекский заповедник будет организован пресс-тур, в т.ч. для блогеров, имеющих фотоаппарат. Обращаться нужно в АлтайТурЦентр.

Вы также можете читать эту запись в стиле Вашего блога.
altay_birder: (Default)
И опять уехал в Тигирек, как и планировалось. Надеюсь, что к моменту публикации этой записи мы уже будем смотреть на Тигирекский хребет с Дунькиного пупа.
Будем подниматься на Разработную (Рассыпную сопку), посмотрим, остались ли там бериллы.

По сентябрьской поездке туда: это будет 12-17 сентября, пресс-тур организует АлтайТурЦентр, в поездку будут приглашать блогеров и фотографов. Кому интересно - пишите мне, я переадресую.

Поездка в заповедник на рёв марала переносится, скорее всего, на первые числа октября, точнее буду знать, когда вернусь.



Вы также можете читать эту запись в стиле Вашего блога.
altay_birder: (Default)
Село Тигирек стоит на границе районов: долина Ини у села - это Краснощёковский район, а горы с тайгой, что поднимаются за селом - Чарышский. В те не совсем далёкие времена, когда организовывался заповедник, советской власти уже не было, поэтому требовалось согласование территорий, передаваемых заповеднику с местным населением. В реальности - с местными органами власти. Так случилось, что и тогда, и сейчас Чарышские власти были против передачи земель заповеднику. Почему - это отдельная история, но, как факт, большой кусок уникальной черневой тайги у Тигирека - это место где можно рубить деревья и стрелять живность. Поэтому и рубят, и стреляют.
Это предисловие вот почему: из-за того, что не так уж давно на одном из участков рубили лес, есть лесовозная дорога, по которой можно заскочить на так называемое "Седло", с которого открываются великолепные виды.



Вид чуть вверх по долине Ини.

Читать и смотреть дальше... )

Вы также можете читать эту запись в стиле Вашего блога.

Profile

altay_birder: (Default)
altay_birder

September 2017

S M T W T F S
      12
34567 89
10111213141516
171819 20 212223
24252627282930

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 23rd, 2017 12:07 am
Powered by Dreamwidth Studios