Jun. 4th, 2017

altay_birder: (Default)
Над алтайской степью резвятся грозы, набухают подсохшие было солончаки, треплет ветер молодые космы ковылей...
Налетевшая штормом гроза, ни то недовольно порыкивая, ни то ворча от удовольствия сделанного, уползает дальше нехотя; стоит развеяться последним тучам, как над степью повисает зыбкое марево с миражами над ещё чёрной пашней: плывёт, размазывая границу степи и неба.

Шумят, бегают по узкой прибойной зоне последние тысячные стаи северных куликов - заканчивается цикл у артемии, заканчивается и пролёт куликов: у рачка прошёл период размножения, и весь берег усеян пустыми цистами, на воде вдоль берега - бурая плёнка оболочек яиц - начался новый цикл в природе.
День-два, и последняя шумная волна куликов умчится на север, но у степного дербника, что устроил гнездо на низком лохе прямо у прибрежной линии, в кладке уже 5 полноценных яиц: летает над нами бледный, словно выгоревший на степном солнце, самец, беспокоится, что вторглись мы на его территорию. Пройдёт совсем немного времени и появятся в гнезде пять прожорливых соколят. Им не будет голодно: через месяц, когда молодь артемии уже подрастёт, часть куликов, которым не удалось загнездиться, вернётся сюда, где и будет летовать на берегах озера, другой берег у которого видно только ночью, когда светятся огни на дальнем берегу.







Это всё лирика.
А вот что интересно. В последнюю ледниковую эпоху здесь волновалось пресноводное Западно-Сибирское море, что было частью Евразийского океана. Это было почти вчера по геологическим меркам - 10-15 тысяч лет назад. На севере сток в Ледовитый океан прикрывался ледяной дамбой, которую, тем не менее, порой прорывало и гигантские объемы воды уходили в океан, открывая огромные пространства суши лет на 100. Потом дамба "запечатывалась" и пресноводное море постепенно затапливало всю равнину. 
Но однажды море "вылилось" гигантскими потоками на запад: следы этих потоков - ленты сосновых боров в Алтайском крае. Так случилось, что именно этот "слив" воды послужил восстановлению Гольфстрима и новому тёплому циклу на планете.
А Сибирская равнина начала подсыхать, как дно озера с большим слоем ила: где повыше, там быстрее, а где впадины - там очень медленно, наполняясь водой с окрестных мест после таяния снега и дождей. Из каких-то озёр ручейки пробили выход, а какие-то остались бессточными. Как и Кулундинское озеро.
Интересно, как в период глобального колебания поверхности Западно-Сибирского моря чувствовали себя ныне северные виды? Те-же кулики, например? Ведь порой безжизненная литораль простиралась на тысячи километров, а порой, отступая, практически исчезала. Как быстро они приспосабливались к меняющимся условиям? Ведь после "осушения" Сибирской равнины вся территория от современного Новосибирска до границы ледового щита, т.е. до Заполярья представляла собой сплошное жидкое заиленное дно. Прошло не так много времени - несколько тысячелетий, и эта огромная территория покрылась тайгой.
Но тут мне больше интересны солёные озёра: внутренний сток в них был столь велик, что образовались метровые слои соли, причём где-то это поваренная соль, в где-то - сибирская (глауберова), где-то озёра стали щелочными.
В какой-то момент некоторые озёра стали настолько солёными, что в них заселилась артемия солина - небольшое жаброногое ракообразное, родственник дафнии. Где "историческая родина" этого рачка? Может где-то в Африке он смог пережить все эпохи оледенения? Ведь что интересно - живёт он только в солёной воде, но в морях-океанах не встречается, только во внутренних водоёмах его можно найти, причём на всех континентах. Жабры на ногах, три глаза, гемоглобин в крови - странное и загадочное создание. С его появлением в солёных озёрах Сибири, они, эти озёра, превратились в ценнейший, хоть и небогатый видами, биотоп: артемия "перерабатывает" фитопланктон, а сама служит кормом для околоводных птиц. И как-то так сложилось, что жизненный цикл артемии чётко совпадает с циклом северных пролётных куликов: весной они кормятся рачками, у которых в это время "брачный сезон", а "обратная волна" куликов начинается с момента подрастания новых артемий до размеров, когда их уже можно ловить. При этом, степные озёра Алтайского края и Новосибирской области - это фактически последнее пристанище для пролётных птиц, где можно как следует подкрепиться: севернее уже тайга с разлившимися от паводка реками, где даже найти место для отдыха не так-то просто. Поэтому и сидят кулики на берегах Кулундинского озера по нескольку дней, набираются сил перед последним дальним рывком до тундры.
А вот дербник на лохе - это уже что-то новенькое: лох - растение пришлое, можно сказать - сорное, но очень удачно вписалось в прибрежные солончаки. Редкий степной дербник - тому пример. В целом он настолько редок, что найденное гнездо - первый достоверный факт его гнездования в Алтайской степи. 

Вот так вот оно всё интересно складывается, когда смотришь, как гаснут краски заката.

Profile

altay_birder: (Default)
altay_birder

September 2017

S M T W T F S
      12
34567 89
10111213141516
171819 20 212223
24252627282930

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 25th, 2017 06:56 pm
Powered by Dreamwidth Studios